Архивировано

Эта тема находится в архиве и закрыта для публикации сообщений.

Гость VARNA45

Северная надбавка

4 сообщения в этой теме

Заранее благодарю!

В 1999 году я был уволен из организации на основании ст.33,п.4 КЗоТ РФ. До увольнения я имел право на 50%-ую северную надбавку. Когда я устроился на работу в другую организацию, администрация нового предприятия отказала мне выплачивать ежемесячную 50%-ую северную надбавку, так как в трудовой книжке фигурировала статья ст.33,п.4 КЗоТ РФ, которая, якобы, "лишила" меня северной надбавки. Мне пришлось в течение пяти лет заново зарабатывать 50% северных.

Вопрос: Имею ли я право требовать от работодателя, который перестал выплачивать мне 50% северных, сделать перерасчёт моей заработной платы за пять лет и выплатить денежную компенсацию?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Есть определение Верховного суда и решение Верховного суда, которыми отменены пункты Инструкции о несохранении трудового стажа в связи с увольнением за виновные действия.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 декабря 2004 г. N КАС04-596

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Федина А.И.,

членов коллегии Толчеева Н.К.,

Ермилова В.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании от 23 декабря 2004 года гражданское дело по заявлению М. о признании недействующими пункта 22 в части слов "(за исключением увольнения за виновные действия)" и подпунктов "б", "и", "к" пункта 27 Инструкции о порядке предоставления социальных гарантий и компенсаций лицам, работающим в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, в соответствии с действующими нормативными актами, утвержденной Приказом Министерства труда РСФСР от 22 ноября 1990 г. N 2 (далее - Инструкция),

по кассационной жалобе заявителя на решение Верховного Суда Российской Федерации от 12 октября 2004 года, которым в удовлетворении заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Толчеева Н.К., объяснения представителя Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации Решетниковой С.С., возражавшей против доводов кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей кассационную жалобу необоснованной, Кассационная коллегия

установила:

пунктом 22 вышеназванной Инструкции, утвержденной Приказом Министерства труда РСФСР от 22 ноября 1990 г. N 2, во исполнение Постановления Совета Министров РСФСР от 22 октября 1990 г. N 458 предусмотрено, что за работниками предприятий, организаций и учреждений, уволившимися с прежней работы (за исключением увольнения за виновные действия), сохраняется непрерывный стаж работы, дающий право на получение надбавки к заработной плате за работу, если перерыв в работе не превышает сроков, установленных действующим законодательством.

В соответствии с пунктом 27 этой же Инструкции непрерывный трудовой стаж не сохраняется при поступлении на работу после прекращения трудового договора в случаях: систематического неисполнения без уважительных причин обязанностей, возложенных трудовым договором или правилами внутреннего трудового распорядка (подпункт "б"), увольнения в качестве дисциплинарного взыскания, налагаемого в порядке подчиненности или в соответствии с уставом о дисциплине (подпункт "и"), совершения работником других виновных действий, за которые законодательством предусмотрено увольнение с работы (подпункт "к").

М. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими пункта 22 Инструкции в части, исключающей сохранение непрерывного стажа работы при увольнении за виновные действия, и подпунктов "б", "и", "к" пункта 27 Инструкции, сославшись на то, что указанные нормы противоречат федеральному законодательству и нарушают гарантированное ст. 37 Конституции Российской Федерации право каждого на вознаграждение за труд без какой-либо дискриминации, являются основаниями для неправомерного лишения работников северных надбавок, входящих в систему оплаты труда, чем ставят их в неравные условия с другими такими же работниками и фактически закрепляют возможность бесплатного труда.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 12 октября 2004 года в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе М. просит решение суда отменить как не основанное на законе и вынести новое решение об удовлетворении заявленного ею требования.

Обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции исходил из того, что Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 7 октября 1993 г. N 1012 "О порядке установления и исчисления трудового стажа для получения процентной надбавки к заработной плате лицам, работающим в районах Крайнего Севера, приравненных к ним местностях и в остальных районах Севера", принятым во исполнение полномочия, возложенного на него непосредственно законом, и действующим на основании статьи 423 Трудового кодекса Российской Федерации впредь до введения в действие соответствующего федерального закона, установлено, что трудовой стаж, дающий право на получение процентных надбавок к месячной заработной плате лицам, работающим в районах Крайнего Севера, приравненных к ним местностях и в остальных районах Севера, где установлены районный коэффициент и процентная надбавка к заработной плате, суммируется независимо от сроков перерыва в работе и мотивов прекращения трудовых отношений, за исключением увольнения за виновные действия. Оспоренные положения Инструкции фактически повторяют установленный Правительством Российской Федерации порядок исчисления трудового стажа, дающего право на получение процентных надбавок к месячной заработной плате, и каких-либо новых правил не устанавливают.

С таким выводом согласиться нельзя.

В соответствии со статьями 146, 148 Трудового кодекса Российской Федерации оплата труда на работах в местностях с особыми климатическими условиями производится в порядке и размерах, не ниже установленных законами и иными нормативными правовыми актами.

Статьей 315 этого Кодекса предусмотрено, что оплата труда в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях осуществляется с применением районных коэффициентов и процентных надбавок к заработной плате.

Согласно статье 317 Трудового кодекса лицам, работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, выплачивается процентная надбавка к заработной плате за стаж работы в данных местностях. Размер процентной надбавки к заработной плате и порядок ее выплаты устанавливаются федеральным законом.

Из анализа приведенных законодательных норм и их места в системе норм Трудового кодекса видно, что процентная надбавка к заработной плате является составной частью оплаты труда и по своему характеру относится не к стимулирующим выплатам за достижение определенных результатов, а к гарантиям и компенсациям, предоставляемым за работу в особых климатических условиях. Право на процентную надбавку поставлено в зависимость непосредственно от стажа работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

При этом ни Трудовой кодекс, ни Закон Российской Федерации от 19 февраля 1993 г. N 4520-1 "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях" не связывают предоставление гарантий и компенсаций с причинами расторжения трудового договора, не предусматривают оснований, по которым может быть прекращено или ограничено возникшее у работника право на процентную надбавку к заработной плате в соответствии со стажем его работы в особых климатических условиях.

Оспоренные положения Инструкции подменяют установленное законодательными актами понятие "стаж работы" на "непрерывный стаж работы", предусматривая увольнение за виновные действия в качестве основания, прерывающего такой стаж, что влечет за собой прекращение права на процентную надбавку, имеющегося у работника с учетом его стажа работы в особых климатических условиях. Тем самым право на процентную надбавку поставлено в зависимость не от стажа работы в особых условиях, а от причины расторжения трудового договора.

По существу, эти положения Инструкции ограничивают право работника на вознаграждение за труд, допускают снижение установленного на основании закона размера оплаты труда на величину имевшейся у работника процентной надбавки, исключая в противоречии с вышеназванными законодательными актами возможность учета стажа работы в особых климатических условиях за период, предшествующий увольнению за виновные действия. По сути, имеет место установление в отношении работника, подвергнутого дисциплинарному взысканию за виновные действия, дополнительной не предусмотренной законом ответственности в виде лишения его права на процентную надбавку к заработной плате за стаж работы в особых климатических условиях.

Вследствие применения такой ответственности работник при оплате труда ставится в неравные условия с другими работниками, имеющими равный с ним стаж работы в таких же условиях, что не соответствует требованиям статьи 132 Трудового кодекса, запрещающей какую-либо дискриминацию при установлении и изменении размеров заработной платы и других условий труда.

Оспариваемые нормативные положения, принятые без учета предназначения процентной надбавки, отнесенной федеральным законом к гарантиям и компенсациям, и в противоречии с правовым регулированием, осуществляемым законодательными актами, не могут быть признаны законными и подлежат признанию недействующими.

Не может служить основанием к отказу в удовлетворении заявленного требования и нормативное положение, аналогичное оспоренному, содержащееся в Постановлении Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 7 октября 1993 г. N 1012 "О порядке установления и исчисления трудового стажа для получения процентной надбавки к заработной плате лицам, работающим в районах Крайнего Севера, приравненных к ним местностях и в остальных районах Севера".

Согласно статье 314 Трудового кодекса порядок установления и исчисления трудового стажа, необходимого для получения гарантий и компенсаций, устанавливается Правительством Российской Федерации в соответствии с федеральным законом.

Ранее установленное правовое регулирование, которое связывает размер процентной надбавки с причиной увольнения, а не со стажем работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, противоречит вышеприведенным нормам Трудового кодекса.

В соответствии с частью 1 статьи 423 Трудового кодекса впредь до приведения законов и иных нормативных правовых актов, действующих на территории Российской Федерации, в соответствие с настоящим Кодексом законы и иные правовые акты Российской Федерации применяются постольку, поскольку они не противоречат настоящему Кодексу.

КонсультантПлюс: примечание.

В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: не названа статья Гражданского процессуального кодекса. Видимо, имеется в виду часть 2 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Поэтому на основании этой нормы, а также части 2 статьи Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации по настоящему делу подлежат применению непосредственно нормы федерального закона, которым оспоренные положения Инструкции противоречат.

Руководствуясь статьями 360, 361 Гражданского процессуального кодекса РФ, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 12 октября 2004 года отменить. Вынести новое решение, которым признать недействующими и не подлежащими применению со дня вынесения настоящего решения пункт 22 в части слов "(за исключением увольнения за виновные действия)" и подпункты "б", "и", "к" пункта 27 Инструкции о порядке предоставления социальных гарантий и компенсаций лицам, работающим в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, в соответствии с действующими нормативными актами, утвержденной Приказом Министерства труда РСФСР от 22 ноября 1990 г. N 2 (в ред. Приказа Минтруда РСФСР от 11.07.91 N 77).

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РЕШЕНИЕ

от 3 августа 2006 г. N ГКПИ06-823

Именем Российской Федерации

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

судьи Верховного Суда

Российской Федерации Зайцева В.Ю.,

при секретаре Якиной К.А.,

с участием прокурора Воскобойниковой Е.Л.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению К. о признании недействующим подпункта "г" пункта 27 Инструкции о порядке предоставления социальных гарантий и компенсаций лицам, работающим в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, в соответствии с действующими нормативными актами, утвержденной Приказом Министерства труда РСФСР от 22 ноября 1990 г. N 2,

установил:

К. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим подпункта "г" пункта 27 Инструкции о порядке предоставления социальных гарантий и компенсаций лицам, работающим в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, в соответствии с действующими нормативными актами, утвержденной Приказом Министерства труда РСФСР от 22 ноября 1990 г. N 2 (далее - Инструкция).

В заявлении указано, что оспариваемое предписание Инструкции не соответствует действующему законодательству Российской Федерации и нарушает конституционное право К. на вознаграждение за труд без какой-либо дискриминации.

В судебное заседание заявитель не явился, просил о рассмотрении дела в его отсутствие.

Представитель Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации Черкасова М.С. заявление К. не признала, ссылаясь на то, что оспариваемое предписание Инструкции не противоречит действующему законодательству Российской Федерации и не нарушает права, свободы и законные интересы заявителя.

Представитель Министерства юстиции Российской Федерации Чижикова Т.Ю. полагала, что требование заявителя является обоснованным и подлежит удовлетворению.

Выслушав объяснения представителей заинтересованных лиц и изучив материалы дела, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Воскобойниковой Е.Л., просившей требование заявителя удовлетворить, суд находит заявление К. подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 315 Трудового кодекса Российской Федерации оплата труда в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях осуществляется с применением районных коэффициентов и процентных надбавок к заработной плате.

Согласно статье 317 названного Кодекса лицам, работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, выплачивается процентная надбавка к заработной плате за стаж работы в данных районах или местностях. Размер процентной надбавки к заработной плате и порядок ее выплаты устанавливаются в порядке, определяемом статьей 316 данного Кодекса для установления размера районного коэффициента и порядка его применения. Суммы указанных расходов относятся к расходам на оплату труда в полном размере.

Подпунктом "г" пункта 27 Инструкции предусмотрено, что непрерывный трудовой стаж, дающий право на получение надбавки к заработной плате лицам, работающим в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, не сохраняется при поступлении на работу после прекращения трудового договора в связи с появлением на работе в нетрезвом состоянии, в состоянии наркотического или токсического опьянения.

Суд приходит к выводу, что указанное предписание Инструкции не соответствует вышеприведенным нормам Трудового кодекса Российской Федерации, из анализа которых следует, что процентная надбавка к заработной плате является составной частью оплаты труда и по своему характеру относится не к стимулирующим выплатам за достижение определенных результатов работы, а к гарантиям и компенсациям, предоставляемым за работу в особых климатических условиях. Право на указанную надбавку поставлено в зависимость непосредственно от стажа работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

При этом ни Трудовой кодекс Российской Федерации, ни Закон Российской Федерации от 19 февраля 1993 г. N 4520-1 "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях" не связывают предоставление гарантий и компенсаций с причинами расторжения трудового договора, не предусматривают оснований, по которым может быть прекращено или ограничено возникшее у работника право на процентную надбавку к заработной плате в соответствии со стажем его работы в особых климатических условиях.

Оспоренное предписание Инструкции подменяет закрепленное в законе понятие "стаж работы" на "непрерывный стаж работы", что ограничивает право работника на вознаграждение за труд, снижает установленный на основании закона размер оплаты труда на величину имевшейся у работника процентной надбавки, исключая возможность учета стажа работы в особых климатических условиях за период, предшествующий расторжению трудового договора с работником за появление на работе в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения.

Таким образом, фактически работник привлекается к не предусмотренной законом ответственности в виде лишения его права на процентную надбавку к заработной плате за стаж работы в особых климатических условиях, что не соответствует статье 132 Трудового кодекса Российской Федерации, запрещающей какую-либо дискриминацию при установлении и изменении размеров заработной платы и других условий оплаты труда.

Не может служить основанием к отказу в удовлетворении требований заявителя и положение пункта 1 Постановления Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 7 октября 1993 г. N 1012 "О порядке установления и исчисления трудового стажа для получения процентной надбавки к заработной плате лицам, работающим в районах Крайнего Севера, приравненных к ним местностях и в остальных районах Севера", закрепляющее, что трудовой стаж, дающий право на получение процентных надбавок к заработной плате названной категории лиц, суммируется независимо от сроков перерыва в работе и мотивов прекращения трудовых отношений, за исключением увольнения за виновные действия.

В соответствии с правовой позицией Кассационной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 23 декабря 2004 г. N КАС04-596 по делу по заявлению М. об оспаривании в части пунктов 22 и 27 Инструкции, ранее установленное правовое регулирование, которое связывает размер процентной надбавки с причиной увольнения, а не со стажем работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, противоречит нормам Трудового кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах на основании части 2 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при вынесении решения суд применяет непосредственно нормы федерального закона, которым оспариваемое предписание Инструкции противоречит.

Согласно части 2 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, установив, что оспариваемый нормативный правовой акт или его часть противоречит федеральному закону либо другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, суд признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени.

Учитывая, что определение Кассационной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2004 г., которым были признаны недействующими правовые предписания, сходные с оспариваемым по настоящему делу, вступило в законную силу с момента его оглашения, с этого же времени подлежит признанию недействующим и подпункт "г" пункта 27 Инструкции.

Руководствуясь статьями 194 - 199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

заявление К. удовлетворить.

Признать не действующим с 23 декабря 2004 г. подпункт "г" пункта 27 Инструкции о порядке предоставления социальных гарантий и компенсаций лицам, работающим в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, в соответствии с действующими нормативными актами, утвержденной Приказом Министерства труда РСФСР от 22 ноября 1990 г. N 2.

Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение десяти дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Судья Верховного Суда

Российской Федерации

В.Ю.ЗАЙЦЕВ

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

North girl, Вы абсолютно правы.

Спасибо за выложенные судебные акты! :yes2:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Всегда пожалуйста Аннушка :yes2:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах